Расширенный поиск
Naruto Shippuuden
В мире Наруто незаметно пролетели два года. Бывшие новички пополнили ряды опытных синоби в ранге...
Naruto Shippuuden 294
20 декабря 2012
  • Наруто
  • Bleach
  • Fairy Tail
  • One Piece
rss

Немного о японской культуре

Дела давно минувших дней, Преданья старины глубокой.
  1. Оффлайн
    71

    Kay Imland

    Сёгун

    Анимешники

    Сообщений: 600

    Ватанабэ Дзюнъити
    Ветер нашептал


    -1-


    - Сколько прошло…лет пятнадцать? – тоненький голос Киёко звенел как колокольчик.
    Такамура Киитаро кивнул и отпил кофе. В субботу огромный отель был переполнен, они еле нашли столик в каком-то уголке.
    - Ну и как вам Саппоро после долгой разлуки?
    - Я приезжал ещё перед олимпиадой, но тогда была такая суета…сейчас решил всё рассмотреть как следует.
    - А вы, сэнсэй, ничуть не изменились.
    - Годы не скроешь. Почти вся голова седая.
    - Да бросьте, вам же нет и пятидесяти! Для мужчины это самый расцвет.
    - Ты тоже пока ничего. Сколько тебе…сорок? Или поменьше?
    - Забыли! Мы же ровесники, - кокетливо застеснялась Киёко.
    Ну да. Вспомнил. Рождённые в год тигра. Помнится, хотели ещё «общество тигров» основать.
    - Значит, ты стала старшей сестрой, когда тебе и тридцати не было…
    Такамура и Киёко вместе работали в университетском госпитале Саппоро. Их отделение нейрохирургии было совсем небольшим, но всё равно, стать старшей сестрой до тридцати - значило начать блестящую карьеру.
    В целом Киёко соответствовала серьёзному образу «старшей медсестры». Она работала усердно, старательно постигала тонкости профессии. В то время как другие медсёстры, сдав экзамены, забрасывали учебники и начинали поиски подходящего кавалера, Киёко продолжала заниматься. Более того, она часто делала доклады в научном кружке.
    - Читал же твой доклад. Про что там было? Уход за пациентами с помрачением сознания в результате травмы головного мозга?
    - О, вы и это помните? Мне так неловко…- но её довольная улыбка противоречила словам.
    - Ты действительно старалась изо всех сил. Вот что значит молодость.
    Конечно, тогда Киёко была молода и полна энтузиазма. Маленькая, с круглым детским личиком и короткой стрижкой…пациенты не могли поверить, что это и есть «старшая медсестра», даже когда видели две полоски на шапочке.
    Но сейчас перед ним сидела располневшая солидная дама. На носу красовались очки в серебристой оправе. От прежней Киёко не осталось и следа.
    - Помнишь, на новогоднем балу тебя приняли за практикантку? Красивое тогда у тебя было платье.
    - Намекаете, что я уже не та?
    - Не только ты.
    Такамура с тех пор растолстел килограмм на десять и стал ничем не примечательным служащим среднего возраста.
    - Ну, для мужчины это наоборот, представительно, солидно. Вы же в Токио работаете в большом госпитале?
    - Типичная корпорация, только снаружи впечатляет. А на самом деле это «колесница в огне». Время огромных больниц прошло.
    - Где это, в Сэтагая?
    - В Мэгуро. Будешь в Токио, заходи в гости.
    - Спасибо за приглашение, - Киёко поклонилась и взглянула на Такамуру. – Как хорошо, что вы позвонили.
    - Думал, ты меня не вспомнишь.
    - Как я могла вас забыть! Я как услышала про конференцию, так и подумала, что сэнсэй приедет.
    Такамура решил встретиться с Киёко, как только выяснилось, что конференция будет проходить в Саппоро.
    Но, честно говоря, он хотел не предаваться воспоминаниям, а выяснить, что стало с Сёко, медсестрой из их отделения.
    - А в университете вы уже были?
    - Был. Но всё изменилось, сотрудники другие, знакомых никого. Хорошо хоть дали мне твой телефон.
    - Вы, наверное, удивились, что я уехала в такую глушь?
    Казалось бы, способная и трудолюбивая Киёко должна была остаться в университетском госпитале и достичь всевозможных карьерных высот. Но в итоге она работала старшей сестрой в маленькой больнице в пригороде Саппоро.
    - Мне не подошла строгая атмосфера университета.
    - Вот оно что.
    - У нас тесновато, но очень душевно.
    - Извини за вопрос…ты замужем?
    - Покорнейше прошу прощения, не нашлось ещё смельчака, - Киёко улыбнулась, стали видны тоненькие морщинки в углах глаз. – Такой старухе уже поздно об этом думать. Да и свободнее одной. - Она говорила наполовину искренне, наполовину скрывая горечь поражения.
    Странно. В молодости Киёко была весьма привлекательна, за ней пытались ухаживать и коллеги, и кое-то из пациентов, но ничего не выходило. Возможно, ухажёров отпугивал её серьёзный характер.
    -…А когда состарюсь, перееду в дом престарелых.
    Такамура задумчиво кивал в знак согласия, но понемногу начинал раздражаться. Ему хотелось узнать хоть что-нибудь про Сёко. Но если спросить напрямую, Киёко догадается, что он затеял встречу с ней только с этой целью. Надо подвести разговор к подходящей теме и спросить как бы невзначай.
    - Ты встречаешься с кем-нибудь из наших?
    - Дайте подумать…давно никуда не выезжала. Вот разве что две недели назад случайно столкнулась с Нодзавой.
    Нодзава работала старшей сестрой в соседнем отделении.
    - Представляете, Нодзава гуляла с внуком! Правда, она все-таки на десять лет старше меня.
    - Значит, уже не работает?
    - Работала на полставки, уволилась два-три года назад. Ещё виделась с Ямадзаки и с Такэда.
    Такамура терпеливо ждал, когда же речь зайдет о Сёко, но, кажется, всё было напрасно.
    - Всем коллективом вы не встречались?
    - Медсестры работают в разных местах, разбрелись кто куда. Трудно вместе собраться.
    Может, она в итоге ничего не знает про Сёко? Нет, всё-таки старшая медсестра отделения хоть что-то должна знать!
    -…А кстати, Номура сейчас старшая сестра в терапии.
    - Номура?
    - Ну помните, ещё такая смешливая? Дружила с Сёко-тян.
    Ну наконец-то! Такамура вздохнул с облегчением.
    - Как же мы тогда веселились! Хорошее было время…
    Её взгляд за серебристой оправой очков устремился в прошлое.

    -2-


    Наверное, в гостинице закончился свадебный банкет. Рядом с ними присела стайка девушек в кимоно. Каждая держала в руках белый фуросики.
    Такамура вглянул на них, и Киёко спросила:
    - А у вас, сэнсэй, дети есть?
    - Двое. Девчонки.
    - Значит, и вам скоро…
    - Что ты, они еще в школе.
    Киёко кивнула и вернулась к своему напитку. Такамура улучил момент и незаметно посмотрел на часы под столом.
    Два десять. В три у него встреча с коллегой из Токио.
    - Завидую молодым, - вздохнула Киёко, украдкой разглядывая соседок. – Надо было больше наслаждаться юностью.
    - Все так думают, когда молодость проходит.
    - Но у вас-то, сэнсэй, наверняка нет никаких сожалений. Ведь ваша великая любовь вошла в анналы медицинского факультета.
    - Глупости.
    - Вам тогда сколько было? Двадцать семь?
    Да, в двадцать седьмую весну своей жизни Такамура встретился с Сёко. Её перевели к ним из терапевтического отделения. Он работал врачом уже третий год. Но у него не было официального контракта, а Сёко, несмотря на то, что была младше его на пять лет, имела прекрасные карьерные перспективы.
    - Я понимаю, почему вы влюбились в Сёко, - словно почувствовав настроение Такамуры, заговорила Киёко. – Помните тот «Танец голых»?
    - На озере Тоя!
    Такамура сразу заметил Сёко и был очарован ее яркой красотой. Но они работали с разными пациентами, поэтому повода поговорить как-то не находилось.
    Чувства к ней появились на новогодней вечеринке, где Сёко и ещё четыре медсестры танцевали этот самый «Танец голых».
    Конечно, полной обнаженки не было. Сначала девушки в белых платьях танцевали канкан наподобие шоу гёрлс. Потом музыка ускорялась, девушки кружились, вращая бедрами, белые платья падали – и девушки оставались в коротких юбочках. Музыка становилась все быстрее и быстрее, а танец все откровеннее. Наконец, на финальном аккорде девушки поворачивались спиной и на мгновение задирали юбочки, открывая ягодицы.
    Танец был не пошлым, а веселым и чувственным. Все громко хлопали и требовали повторить. Сёко прелестно выглядела сзади.
    « Ну и попа!» - восхищенно выдохнул кто-то рядом с Такамурой, и у него что-то кольнуло в сердце.
    «Если ничего не предпринять, Сёко быстро соблазнит кто-то из коллег», - шепнул ему внутренний голос. После новогоднего вечера Такамура стал за ней ухаживать.
    - Этот танец ведь Сёко придумала!
    - Она вообще-то скромная девушка.
    Такамура заметил, что почему-то защищает репутацию Сёко и попытался исправиться:
    - Хотя весьма видная.
    Станцевать перед всеми «танец голых», охотно пофлиртовать с коллегой или пациентом…можно было предположить, что ее моральные качества оставляют желать лучшего. Однако, когда они стали встречаться, Такамура убедился, что Сёко девушка ответственная, с правилами. Всех окружающих просто вводили в заблуждение ее смелость и жизнерадостность.
    - Какой вы были красивой парой…
    Странно, что ее так увлек разговор о Сёко. Однако это было так, глаза Киёко заблестели.
    - Про вас и пациенты знали.
    Кто б сомневался. И пациенты, и медсестры, и практикантки – все были в курсе. Но Такамура и Сёко не боялись сплетен.
    Они старались дежурить вместе, а когда расписание никак не совпадало, другие врачи входили в положение Такамуры и менялись. Почти все ночные дежурства они проводили вдвоем. Иногда, выходя из палаты, Такамура и Сёко встречались с насмешливыми взглядами и приветственными возгласами: «А вот и наша парочка!»
    Такамура смущался, а Сёко сохраняла полное самообладание и даже довольно посмеивалась. Более того, она спокойно заходила в комнату для дежурных врачей, приносила ему чай и пирожные. Стирала и сушила его белье, носовые платки.
    - Вам все врачи завидовали!
    - Зато и натерпелся же я…
    Было много неприятных моментов. Если во время обхода палат ему ассистировала Сёко, все проходило быстро и слаженно. Но другие сёстры все делали спустя рукава. Стоило сделать им замечание, они мгновенно обижались: «Ну конечно, когда Сёко-тян нет, сэнсэй вечно недоволен!»
    - Сблизишься с одной женщиной, остальные станут твоими врагами. Так меня ещё Хирояма сэмпай учил.
    - Не понимаю этого. Любовь любовью, а работа – это работа.
    - Нет, это неизбежно. Я и сам косо смотрел на сестричек, которые бегали за коллегами.
    - Вы про Такамидзаву?
    - Были и другие, много.
    - Ясуда и Саттян? Остальное прошло мимо меня.
    - Ты же старшая медсестра, начальство. Оторвана от жизни.
    Киёко действительно не очень разбиралась в отношениях мужчин и женщин. Медсестры считали ее синим чулком и даже слегка жалели.
    - Сэнсэй! А мне известна ваша тайна.
    - Тайна?
    - Вы же провели целый день взаперти в комнате Сёко! И про умывальник знаю…
    Такамура мгновенно вспомнил убогий домик Сёко, где комнаты сдавались внаем. В тот вечер он выпил лишнего с друзьями и ввалился к ней ночевать. Домик стоял на отшибе и туда строго-настрого запрещалось приводить мужчин. Поэтому обычно Такамура уходил от нее до семи утра, крадясь на цыпочках и постоянно оглядываясь, чтобы не застукали.
    Но наутро из-за похмелья он проспал. Сёко не стала его будить и ушла на работу. Такамура проснулся только в десять. Ему ужасно хотелось в туалет. Но туалет был общий, в конце коридора, а выходить из комнаты было нельзя: заметят и донесут хозяину. Терпеть было невозможно, так что пришлось обратиться к умывальнику в углу комнаты. Чтобы громкий звук не привлекал внимания соседей, Такамура старался сделать все потише, с паузами, а потом острожно помыл раковину тонкой струйкой воды.
    Сёко забежала в обед, принесла ему хлеба и молока. Узнав о происшествии с умывальником, она так и покатилась со смеху. Но Такамуре было не до смеха. Он только и мечтал, как вырваться на свободу. Поэтому после обеда он прокрался по коридору и убежал, сопровождаемый напутствиями Сёко.
    - Она и это тебе рассказала?
    - Не только мне, всем.
    - Ну вы даете…
    - Если рассказать вашим коллегам в Токио, не поверят ведь!
    - Да им на меня плевать.
    - Кстати, сэнсэй…почему вы с Сёко расстались?
    Застигнутый врасплох, Такамура растерянно замолчал.
    - Когда стало известно, что вы женитесь, Сёко приходила ко мне домой, рыдала…
    Такамура не любил вспоминать об этом. Столько неприятностей причинил людям.
    - Вам тоже пришлось несладко.
    - Да что теперь…сам виноват.
    - Может, вы и на меня затаили обиду?
    - С чего бы это?
    - Сёко-то что тогда натворила…
    Точно, Сёко молчать не стала. Прибежала к отцу невесты Такамуры, кричала, что настоящая невеста – это она. Заявилась домой к профессору, его руководителю, и долго рассказывала, что у них с Такамурой настоящая любовь. В итоге отношения с новыми родственниками безнадежно испортились, а профессор решил, что Такамура – гуляка и аморальный тип, поэтому из университета пришлось уйти.
    - Я ведь ее отговаривала по-всякому…
    Поведение Сёко нормальным не назовешь. Конечно, Такамура был виноват, но от ее буйства до сих пор мурашки по коже.
    - Сёко по-настоящему вас любила. Когда сестры впервые услышали, что сэнсэй женится, все были уверены, что вы женитесь на Сёко!
    Почему же он не женился на Сёко? Это трудно объяснить. Она веселая, умная. С хорошей фигурой. Лицо чуть кругловато, но очень обаятельные ямочки на щеках. Большие миндалевидные глаза, задорный взгляд. Многие считали, что ей бы только поразвлекаться, но Такамура-то знал, что она по-настоящему привязана к нему.
    Почему же он все-таки на ней не женился?
    Они давно встречались, и первоначальная страсть стала остывать? Да. Но не только это. Ведь даже после того, как он твердо решил расстаться с Сёко, он ночевал у нее несколько раз. Такамура прекрасно сознавал, что это обернется новыми проблемами, но ничего не мог с собой поделать. Когда Сёко позвала его, он примчался даже за три дня до свадьбы!
    Если честно, в самый день свадьбы Такамура любил не свою невесту, а Сёко.
    - Ваша супруга, наверное, необыкновенная женщина.
    - Совсем нет! –Такамура неожиданно для себя возвысил голос.
    Он женился вовсе не потому, что невеста была какой-то потрясающей. Напротив, по сравнению с Сёко, она была обычной, ничем не примечательной девушкой. И Сёко была намного красивей ее. Возможно, Такамура отдалился от Сёко именно из-за ее красоты и яркости.
    Сёко во все вникала, умела держать себя достойно, решительностью и силой характера далеко превосходила самого Такамуру. Конечно, на такую жену можно положиться. Но в то же время эти качества вызывали опасения. Её не стыдно показать в любом обществе, но дома спокойной жизни с ней не жди.
    Иногда приятно нарядиться и выйти в люди, но дома-то хочется снять парадную одежду и расслабиться.
    - Мужики трусы. Мне не хватило храбрости.
    Тогда Такамура испугался. Это бывает. Мужчины сворачивают на безопасную тропинку.
    Его чувства к Сёко, конечно, не поймут женщины. Ведь для них есть только черное или белое, любовь или отсутствие любви.
    - Я очень ее обидел.
    Такамура часто вспоминал Сёко, особенно в последнее время. Он должен был жениться на ней! Невозможно забыть женщину, которая так тебя любила. Странно, но его чувства даже усилились. Возможно, именно потому, что они не были вместе.
    - Она, наверное, и сейчас страдает.
    С Сёко он был три года, с ее двадцати двух до двадцати пяти. Самая прекрасная, незабываемая пора юности.
    - Сделал ее несчастной…
    Конечно, дело прошлое, но Такамуре вдруг захотелось покаяться.
    - Как я ошибался!
    Почему-то перед Киёко он разоткровенничался.

    -3-


    Рядом с молоденькими девушками за соседним столом возник какой-то человек, которого все встретили дружными аплодисментами. Наверное, распорядитель банкета. В руке он держал ворох поздравительных телеграмм.
    Такамура подождал, пока тот усядется и, и снова обратился к Киёко. Она только собралась что-то спросить, но Такамура ее перебил.
    - Кстати, где она?
    Киёко удивленно вскинула на него глаза.
    - Вы разве не знаете? Сначала жила в Сэндае, потом переехала в Токио.
    - В Токио?
    Последний раз вести о Сёко доходили лет десять назад. Он знал, что она никак не могла оправиться после его предательства, поэтому уехала на работу в Сэндай. Там она жила одна.
    - Неужели вы с ней в Токио не встречались?
    - Скажешь тоже…
    После расставания он не виделся с Сёко ни разу. Но мысленно часто обращался к ней.
    Когда она, одинокая, жила в Сэндае, ей было уже за тридцать. Возможно, это только игра воображения, но Такамуре казалось, что Сёко незамужем, потому что до сих пор вспоминает его. Что она творила, когда он сообщил о разрыве! Такие чувства не забываются. А то, что он женат, только усилило ее привязанность.
    Если бы встретиться с Сёко хотя бы раз! Да хотя бы узнать, где она живет, и послать некоторую сумму денег. Конечно, деньгами его грех не искупить. Но очень хочется проявить великодушие. Нет, не вернуть былые отношения. И не оправдаться. А просто сделать что-то хорошее для женщины, которая его так любила.
    Такамура сидел, опьяненный своими мыслями. Если он поможет Сёко, то этим исправит все ошибки. Он за этим и приехал в Саппоро, чтобы окончательно оплакать и похоронить юность.
    - Наверное, в Токио Сёко переехала, чтобы увидеться со мной…
    - Но она вам не звонила?
    - Нет.
    - Может, Сёко-тян не решилась вам позвонить. Чтобы не страдать опять.
    Такамура стиснул руки под столом. Бедная Сёко! Если бы она сейчас оказалась перед ним! Крепко обнять ее и больше никуда не отпускать.
    - Она в какой больнице работает?
    - Так ведь давно уволилась.
    - Как это?
    - Сэнсэй, да вы и правда ничего не знаете? – Киёко поправила сползавшие очки.- Сёко в Токио замуж вышла!
    - Когда?
    - Когда же…я как раз ушла из нейрохирургии. Лет восемь назад.
    Значит, до тридцати двух-трех Сёко была одна. Такамура удовлетворенно кивнул.
    - Её ведь было уже за тридцать?
    - Потребовалось время, чтобы успокоиться и вернуться к обычной жизни.
    Сёко казалась невероятной женщиной, но в итоге она была такой как все, вышла замуж. Что ж, остается утешаться тем, что она не могла забыть его в течение восьми лет.
    - Сейчас-то она где?
    - Хотите встретиться?
    - Ну, может, новогоднюю открытку пошлю.
    Сёко выбилась из графика и вышла замуж очень поздно, только потому что «так надо». Скорее всего, она несчастлива в браке.
    Конечно, раз она замужем, встречаться не стоит. Но можно написать письмо, в котором изложить все свои чувства. Она давно смирилась со своим замужеством, но такое письмо, несомненно, ее обрадует.
    Такамура крепко держался за образ Сёко как «несчастной женщины».
    - Но у меня нет с собой ее адреса.
    - А дома где-то записан?
    - Вроде да…если не найду, спрошу у Номуры или у девочек.
    - Обязательно узнай! Я тебе ещё позвоню сегодня вечером и завтра.
    Похоже, Киёко обиделась, что разговор идет только о Сёко, но Такамуре уже было все равно.
    - Ещё хочу спросить…
    - Давайте.
    - За кого она вышла замуж?
    - За врача.
    - Неужели за врача?...
    - Замечательный специалист, закончил университет Кэйё. Через несколько лет после свадьбы ее мужа перевели в Бостон, в университетскую клинику.
    - Как, неужели в Америку?...
    - Тогда у них уже было двое детей. А вечерами они с мужем учили английский. Мне Номура рассказывала.
    Такамура, потрясенный, молчал.
    - Они до сих пор там.
    Такамура бессмысленно уставился на внутренний садик гостиницы.
    Образ Сёко, который он тщательно лелеял в течение пятнадцати лет, оказался пустой фантазией. Невезучая одинокая женщина внезапно обернулась счастливой матерью семейства, процветающей в Америке.
    - Это точно?
    - Точно! Номура ее навещала. Прекрасная дружная семья, живут на всю катушку. За границей ведь столько удовольствий.
    Мужчина мечтал о чем-то своем, а в это время женщина жила своей жизнью и уверенно строила свою жизнь. Покаяться, послать денег…все его благие намерения в итоге оказались ужасной глупостью.
    - Номура знает адрес.
    - Нет, нет, не надо. – Такамура помотал головой.
    - Лучше дам вам телефон Номуры, позвоните ей.
    - Сказал, не надо!
    Соседние столики опустели, молодежи уже не было. Они шумели и мешали разговору, но после того, как они ушли, стало как-то грустно.
    - Ведь прошло пятнадцать лет, - прошептала Киёко, словно утешая Такамуру. – Всё изменилось.
    Такамура кивнул, но все-таки не мог успокоиться. Положим, Сёко счастлива, но неужели в глубине души она никогда не вспоминала о нем?
    - А тебе она не писала никогда?
    - Перед отъездом в Америку прислала новогоднюю открытку. Семейное фото.
    Образ Сёко исчезал, словно отступающие волны отлива. В голове теснились заботы, мысли о новых пациентах токийской больницы.
    - Вы ещё побудете в Саппоро?
    - Вечером уезжаю.
    - Но ведь конференция продлится до завтра!
    - Мужики идиоты…
    - Что вы сказали?
    - Мечтают по своему плану, как им удобно.
    От нежности, которую он испытывал к Сёко, не осталось и следа. Осталось только мучительное чувство собственной глупости.
    - Воображают, что весь мир вертится вокруг них…
    Сказав лишнее, Такамура внезапно что-то вспомнил и опустил голову.
    - Прости, что побеспокоил.
    Он резко встал, поспешно поднялась и Киёко.
    - Мне надо на встречу с коллегой. Извини, что отнял твое время.
    - Да я ничем особым не занята. Информация была полезной?
    - Да. Хорошо, что встретились, - Такамура впервые улыбнулся и крепко пожал ее руку.
    ZikFaust нравится это сообщение.
    28 октября 2020 - 22:43 / #106

Статистика форума, пользователей онлайн: 34 (за последние 20 минут)

Создано тем
176
Всего сообщений
12900
Пользователей
43147
Новый участник
NikaChu